Я была охерительной женой. Таких покупают за миллион, но я даже не знала, что симпатичная

Знаете, как говорят мудрецы: “Кого в женщине разбудишь, тем довольствоваться будешь”. Но к сожалению, многие понимают это превратно, ударяясь в крайности и считая, что только противная сторона виновата во всех проблемах.

Потрясающий текст Ярины Мэй, как зеркало отражает суть всех несчастных отношений, обреченных на погибель.

https://www.top100ru.com/wp-content/uploads/2018/02/131.jpg

“Я была охерительной женой. Таких покупают за миллион, но я даже не знала, что симпатичная. Меня хотели в невестки все мамы домашних мальчиков, и нужно было задуматься уже тогда. Но из всех возможных жизненных сценариев у меня был только один – оправдать ожидания всех известных миру мам, бабушек, богов и мужчин. И я пизд*ц, как старалась.
Можно сказать, что я не жила, а только старалась. Потому что когда год назад меня накрыла первая паническая атака и я упала в обморок 4 раза, мне стало страшно не потому, что я задыхаюсь заживо, а потому что в жизни я нихера не жила, а только старалась.

Я никого не обвиняю сейчас, а только думаю о том, как долго человек может жить в чужих матрицах. И мой ответ – до гробовых носков черного цвета. Но потом нужно еще молиться, чтобы его пустили в рай. И нет никаких гарантий, что пустят. Поэтому теперь я думаю – раз оттуда все-равно никто писем не шлет, то можно хотя бы в этой жизни помочь себе самому. Как-минимум, скинуть с себя неподъемные ожидания.

Мой брак начался с непомерных требований самой к себе. Я должна была все и никакого деления на мужское и женское.
Я хотела жить в отдельной съемной квартире и без пьяных в соседней комнате – делала. Я хотела быть идеально хозяйкой – была. Идеальной любовницей – да пожалуйста. Идеальным партнером – да мне все нипочем. Только я сама в этом забеге потерялась.

Через год я попала в больницу с анорексией. На нервной почве – по секрету сказал врач моей маме, которая, кстати, борщ готовить так и не научилась. Собственно, я в болезнь сбежала. Отдохнула там месяцок. И решила бороться за светлое будущее дальше, но дальше получился ребенок.

Здоровая, крепко орущая девочка, которая родилась, чтоб утопить меня в окситоцине. Это был первый вопрос к жизни за 25 лет. – Какого хера? – думала я, разглядывая это красное орущее личико. Она даже не отвечает мне тишиной, а я люблю ее, как помешанная. Люблю ни за что и несмотря ни на что. А так, что ли, можно – любить без соответствия?
Я была сумасшедшая припадочная мать. Плюс жена. Плюс кухарка. Плюс друг, партнер, любовница. Я еще и была золотком, потому что на вопросы «участливых» бабушек отвечала: нет, что вы, мне не нужна помощь, я справляюсь.

3 года декрета. Я нигде. Не была. У меня не было подруг. Знакомых. Второй пары джинсов. Косметики. Стрижки. Макияжа.
Но я, правда, все успевала и справлялась. Даже переводить талмуды фармакологии по ночам – почему муж должен кормить меня бесплатно? Почему он вообще должен меня кормить? И я бросилась еще больше пахать, стараться, держать все на своих руках и не давать ему в руки тряпку.

А потом я родила еще раз и очнулась. Девочка орала, как дышала. Семейный устав полетел к чертям. Я перестала успевать домашние вареники, а котлеты и творожные блинчики, нахомяченные перед родами в количестве 232 штук (я, блять, считала), закончились.

Я. Перестала. Успевать. Быть. И никакой возможности успевать у меня не оставалось. У меня не было даже возможности выжить и не сойти с ума от этого круглосуточного «ааааааааааааа». Поэтому я начала скидывать с себя образ всевышней и попробовала обращаться к соседям.

Сначала я просто бросала им ребенка на парочку часов.
А потом пригласила няню, послала все к хуям и вышла на работу журналистом. Вот такой гребаный эгоизм и неодобрение всех мам города.
Семейностроение пошло нахрен и под откос. Несмотря на все мои попытки усидеть на всевозможных стульях, вытащить его оттуда оказалось невозможным.
Подстроиться под новую меня никто не смог.

А я выгорела. И не хочу. Больше. Бороться и стараться.
Это никак не перечеркивает боль от утраты целостности. Потому что в семьях люди срастаются, а потом отрывают друг друга с кишками. А потом еще долго либо носятся с тем, как их обидел другой партнер, либо рассматривают собственные кишки и находят там естественные продукты жизнедеятельности. Свое собственное дерьмо.
Меня никто не заставлял становиться стахановкой. Я сама в своем браке сделала больше, чем могла. Ради чего? Чтобы он был счастлив? И кто теперь счастлив?
Я не хочу больше соответствовать.

Я хочу простых человеческих вещей и отношений без «дай мне то, что я хочу и я дам тебе что-то другое».
Теперь я хочу трахаться, смеяться, ходить в кино, ездить на фестивали, не откладывать «на когда дети вырастут» ничего. Работать там, где нравится. Не ругаться из-за бытовой херни, которая решается. Совпадать с человеком. Не оправдываться, а совпадать. Даже в том, в чем мы расходимся. И не выжирать мозг себе и ему. И материться без нравоучений. И не спать ночами, потому что мне так нравится.

И вообще много всего еще. Просто с этим потоком «хочу» человеку, который не привык ничего хотеть, поначалу сложно разобраться.
Но всего я хочу эгоистично и просто так. В первую очередь, отношений.

Они должны быть простыми и не накапливать годами весь недосказанный шлак. И никто никому не должен становиться на горло, размахивая «должностной инструкцией».
Нахрен инструкции. Я анти-инструкция, я не справилась, я облажалась, сломалась, сгорела, отказалась от всего, осталась ни с чем. И все.
Пришло время пожить просто так. С сексом, коньяком и татуировками )”.

Источник