Семья усыновила 10 бабушек и дедушек

Марина Мосина говорит, что, помимо двоих собственных детей, у нее есть еще десять приемных. Вот только эти приемные в два раза старше самой Марины — вместе с женщиной и ее мужем живут 10 бабушек и дедушек. Их семья Мосиных когда-то усыновила в Новосибирске.

Мосиным говорят: «У вас денег полно — все пенсии ваши». Знакомые им завидуют, родственники стариков — ругают, а сами пожилые люди не могут нарадоваться, что проводят последние годы жизни в окружении любящих людей.

— Марина, сегодня на территории области 42 пожилых человека проживают в 36 приемных семьях. При этом только у вас — десять человек. Как получилось, что ваша семья решила взять под опеку столько бабушек и дедушек?

— Все началось с того, что мне пришлось ухаживать за собственной мамой, которая по состоянию здоровья не могла делать это сама. Нас у нее было три дочки, я младшая. Старшие вышли замуж и уехали, а я осталась с мамой. Она сильно заболела и yмepла уже в 54 года. Но до этого я долгое время за ней ходила: никуда от нее не могла уехать, до последнего вместе были. Наверное, это как-то сказалось… Потому что когда мы уже с супругом и детьми жили отдельно от оставшегося вдовцом отца, то стала замечать, какой одинокий, неухоженный дедушка живет в доме по соседству. У него была болезнь Паркинсона. Домик такой старенький был, и вот я смотрю, сидит он возле него весь черный, грязный. Я ему раз помогла, второй, потом белить он меня нанял. И постепенно он ко мне привык. А потом слег… И я его к себе домой забрала — с него-то все и началось.Одного взяла к себе, второго, а сейчас у меня десять человек живут. Уже 11 лет так.Конечно, за эти годы были и те, кто yмep, — они же пожилые уже, многие болеют. Человек восемь пoxopoнила. Но стоит кому-то yмepеть, мне уже из соцзащиты звонят: «Марина, тут вот бабушка есть. Возьмешь?» Так что места не пустуют.

Конечно, я переживаю, когда они уходят, привыкаешь к ним. Как можно их не любить — они как дети натуральные, поверьте. Иду в магазин, каждый просит, что кому купить. И вот есть одна бабулька у меня: закажет селедку, сметану, творог — я только приезжаю, а она сразу по сумкам смотреть, где там ее лакомство, — совсем как малыши делают. Потом садится есть, так ей напоминать приходится — поаккуратней кушай, не торопись, а она как ребенок вкусненькое сметает. Вылитые дети, даже, наверное, еще хуже.

Привыкаешь к ним, к некоторым особенно.Был у меня дедушка, он уже yмep. Я его как отца любила, просто без ума была от него.Такой активный был: ему 83 года было, и он занимался деревом — молотки делал, топоры. До сих пор сарайка со всеми его инструментами у нас стоит под замком, нетронутая. И самого первого дедушку любила очень — он у нас шесть лет прожил. А остальных уже не так, но все равно люблю. И эти эмоции не скрываю: могу в лобик поцеловать, в носик, обнять, утра доброго всегда желаю.

— Наверное, непросто вам в бытовом плане — на десять человек попробуй наготовь. Да есть ведь еще своя семья, друзья и увлечения.

— Мне муж помогает, дочка. С утра варю обеды на всех, потом сразу начинаю переодевать их, потом разносим им кушать. Они живут у нас в своих комнатах — по два-три человека в каждой. У каждого свой телевизор, холодильник, где они хранят свои продукты, которые я им по их просьбе в магазине покупаю. Я как-то за 11 лет втянулась, у меня это уже в порядке вещей.Есть бабушка, которой 96 лет, живет у меня уже четыре года — от нее когда-то отказался сын.Я сама ей уколы делаю, таблетки даю, капельницы ставлю — все сама. Меня уже и все медики знают.

Мне 36 лет, молодая еще, но, наверное, то, что я за мамой в молодости ухаживала, сказалось: друзей у меня нет особо, гулять не хочется, не курю, не пью. Когда мама заболела, мне ничего не хотелось — люди отдыхать летают, я нигде не была. Так и сейчас — как-то все увлечения в семье. Но за собой, конечно, ухаживаю — маникюр, прическа — все как надо. Вечером сажусь,  в порядок себя привожу. И бабушки мои тоже любят это — прихорошиться, платочки надеть, брошку. Влюбляются ли они? Нет, как-то все больше по интересам по три-четыре человека делятся. Дружат, разговаривают, угощают друг друга. Один только случай был, когда любовь образовалась: когда мама yмepла, появилась у меня бабушка, лет 60 с лишним ей было, и с папой моим она сошлась. К нему потом переехала, так и жили вместе. Но недавно она yмepла. А папа жив, но живет отдельно, в своем доме.

— Наверняка ваша семья привлекает внимание соседей, знакомых. Как они относятся к тому, что вы взяли пожилых людей на содержание?

— Окружающие думают, что у нас денег полно — все пенсии наши. Вот так и относятся к этому. Не верят, что это от души, говорят, что мы их ради денег берем. А я втянулась в это, мне жалко стариков. За них мне ничего не платят, только 1440 рублей по уходу — и то только за тех, кому за 80 лет или за инвалидов 1 группы. А за остальных — ничего. Пенсия тоже у всех разная, у кого минималка 8 тыс. 800 рублей. Я у них пенсию не отбираю, но они сами отдают, а потом заказывают, кому что купить. У нас же не только общая еда есть, у каждого свой холодильник, и они свои продукты туда складывают. На их пенсию покупаю им лекарства, памперсы. Они в основном лежачие, после инсульта.

Кто-то думает, что это ради жилья, чтобы потом нам их квартиры и дома достались. Но у нас таких, со своим жильем, и не было никогда. В основном они дома-квартиры родственникам отдают, а те их потом выгоняют. Бывает, не то что квартиры нет, вообще ни с чем приходят. Как-то раз из больницы мне привезли дедушку, так у него, кроме рубашки, которая на нем была, ничего не было. По­­этому тем, кто говорит мне, что все это ради пенсий, и завидует, что у нас эти деньги есть, я отвечаю: вот и возьмите себе такого старика — в чем проблемы? Ко мне вон их сколько просится — на всех хватит. Но все брезгуют — мол, воняет от них, переодевать их нужно каждого. А мы не брезгуем — и переодеваем, и подмываем, и духарим. Делаем то, что родственники их отказываются делать.

Ведь они же не одинокие — у них у всех есть дети, у кого-то даже восемь детей.Но они сами отказываются от своих стариков. Потом даже в похоронах участия не принимают абсолютно никакого,  все сама — мою, одеваю, захоронения оформляю.

Зато когда речь заходит об имуществе, сразу вспоминают про бабушек и дедушек. Как-то раз позвонили мне из соцзащиты и попросили женщину взять: «Марина, бабушка шейку бедра сломала, лежачая, посмотри, может, возьмешь, родственники пришли, просят взять — сами ухаживать не хотят». Жила эта бабушка в муниципальной квартирке. Холодильник у нее был, диванчик, телевизор — мы все это с собой взяли и в ее комнате поставили.Я им всегда говорю: «Ко мне не нужно приезжать умирать — я вас беру, чтобы вы жили, а не умирали».Но месяца через два она все-таки yмepла. И тут же появились родственники на наследство. Квартиру получить не удалось — она муниципальная была, так они пришли в соцзащиту возмущаться, где, мол, наши холодильник, диван и телевизор. Там им и ответили: что ж вы раньше, когда умоляли у вас бабушку забрать, не брали эти вещи вместе с ней, а теперь, когда человек за ней убирал, ухаживал, так сразу наследство делите». И таких случаев немало, к сожалению.

Источник